На главную страницу сайта
· Наш магазин · Объявления · Рейтинг · Статьи · Частоты · Копилка · Аэродромы · Live!
· Файлы · Диапазоны · Сигналы · Музей · Mods · LPD-форум · Клуб · Радиостанции
На сайте: гостей - 164,
участников - 22 [ Wisanan, Vilis, himmelrote, Greenland, NiXoN555, ra3tmo, Фотограф, RZN163, Aeroplanino, pactor, REDDIS, marquis, sergsero, Glum, Kilim, Quinta, BOLD, andory, meteorolog, notangel, kosmos4892, Valery]
 · Начало · Опросы · События · Статистика · Поиск · Регистрация · Правила · FAQ · Галерея ·
 Форум —› Авиационный диапазон —› История и география аэродромов 
 Страница:  ««  1  2  3  4  5  6  7  8Поиск в теме
Автор Сообщение
Corvus
Участник
Offline3.2
с мая 2003
Самара
Сообщений: 3016

Дата: 09 Фев 2020 12:40:55 #  

Один из эпизодов книги.

К сожалению, осенне-зимняя навигация 1956-1957 годов не прошла без громкого чрезвычаиного происшествия, которое стало неожиданным и по характеру необычным для работников авиации. Осенний, переходный, трудный период года был позади. Уже стояла зима. Прозрачный, чистый морозный воздух. Видимость до самого горизонта отличная. В полете не надо "искать землю" и знакомые ориентиры, чтобы определить свое местонахождение. Летать стало легче. И вдруг летное происшествие - авария. Причем прежде неслыханная.

Во-первых, не какой-нибудь старый самолет По-2, а новенький Як-12. Во-вторых, авария не с малоопытным молодым летчиком, а с нашим самым грамотным пилотом, заместителем командира авиаэскадрильи. В-третьих, все случилось не где-нибудь на трассе, в горах или, плохую погоду, а на аэродроме, на глазах у многих свидетелей: пассажиров, коменданта аэродрома и... самого пилота этого самолета. Самолет взлетел сам, без пилота, и упал сразу за аэродромом, случайно не разрушив ничего на земле.

Этот самолет недавно был получен с завода, и командование в торжественной обстановке объявило о начале замены старых самолетов более современным Як-12. Он, действительно, вполне отвечал всем требованиям безопасности полетов того времени. Но у самолета был один существенный недостаток: место пилота находилось в общем салоне с пассажирами (напоминая салон автомашины "Нива"), что, естественно, создавало ряд неудобств, в том числе связанных с безопасностью полетов. И данное печальное событие в какой-то степени было связано с этим неудобством.

Пилотом этого Як-12 был Николай Матвеевич Ульянов. Он, как летный командир, пользовался большим авторитетом. Еще до летного училища окончил строительный техникум, а в это время учился заочно на последнем курсе института. Так что такие трудные предметы, как теория полета, самолетовождение давались ему легко, и Ульянов, как командир, справедливо требовал знания этих предметов, независимо от опыта, возраста и старых заслуг. Тяжело было тем, кто окончил в предвоенные и военные годы ускоренные курсы летчиков. Некоторые обижались, но он был прав.

Дело в том, что поступающие в авиационные подразделения новые самолеты Як-12 и Ан-2 оснащены радионавигационным оборудованием и более совершенными контрольно-пилотажными приборами и требовали грамотного подхода. Между тем, слабые знания не позволяли пилотам умело использовать новое оборудование и приборы на практике. Некоторые из них просто не верили этим приборам. Рассказывали почти анекдотические случаи из летной жизни таких полупрофессионалов. Встретив по трассе плохую погоду, вместо того, чтобы спокойно продолжить полет по радиокомпасу, настроенному на приводную радиостанцию аэродрома назначения, летчик спешно снижался до высоты визуального полета, как на По-2, выходил на известную ему железную дорогу (надежный линейный ориентир) и следовал по ней, внимательно читая названия железнодорожных станций.

Это было еще полбеды. Но ведь для того, чтобы скрыть свое нарушение, он вынужденно докладывал диспетчеру по управлению воздушным движением ложные сведения о полете, и получалось, что никто не знал, где пилот находится на самом деле. Я однажды чуть не столкнулся с таким самолетом.

Так что переход от абсолютно визуального полета к полетам, хотя бы частично приборным, был не таким легким и гладким. Было логично и справедливо, что такой грамотный летный командир, как Н. М. Ульянов раньше всех переучился и освоил новый самолет. Рассказывая о его преимуществах и возможностях, он строго соблюдал все правила организации полетов. И Ульянов же допустил эту аварию на аэродроме МВЛ Ново-Шульба.

Ново-Шульба - довольно крупный населенный пункт, расположенный северо-восточнее г. Семипалатинска в каких-то 100 км по воздуху, а по дороге намного больше, она зимой труднопроходима, поэтому здесь самолет был удобным и выгодным видом транспорта. Летали всегда регулярно, и пассажиров было много.

В тот день мы, молодые пилоты (маршрут простой, удобный для начинающих), на трех самолетах По-2 отработали хорошо, но осталось еще 3 пассажира, полная загрузка для Як-12. Н.М.Ульянов (в тот день он был дежурным командиром) решает отвезти их сам, но у них оказалось много багажа, поэтому пришлось снарядить еще ПО-2, пилот которого только начал летать С грузом.

Зимой светлого времени мало, надо поторапливаться, и когда пассажиров привели к самолету, обнаружили, что в системе запуска двигателя нет воздуха, давление недостаточное. На базе запустить двигатель не проблема, а как быть там? Выход только один: не надо выключать двигатель, и сам командир не будет выходить из самолета. Времени на устранение дефекта нет, надо лететь. В условиях работы на оперативных точках при проведении авиационно-химических работ и обслуживании геологических партий приходилось решать и не такие проблемы.

В Ново-Шульбе Ульянов подруливает самолет к служебному зданию, останавливается на загрузочной площадке, двигатель не вы ключает. Подходит комендант, командир ему объясняет ситуацию и, соблюдая все меры предосторожности, высаживает пассажиров. Комендант говорит, что есть один пассажир в город. А тот По-2, который летит следом - грузовик, пассажиров не берет, так что полетит пассажир в Як-12. Договорились об этом, и комендант побежал за пассажиром.
Corvus
Участник
Offline3.2
с мая 2003
Самара
Сообщений: 3016

Дата: 09 Фев 2020 12:42:01 #  

А в это время Н.М. Ульянов увидел тот самолет, уже заходивший на посадку. Там молодой пилот, и он идет явно ниже глиссады снижения. Сыплется небольшой снег, и запорошенный им посадочный знак "Т" пилот По-2 не может увидеть. Ульянов быстро выходит из самолета (коменданта ждать некогда) и бежит к посадочному знаку "Т", чтобы пилот самолета По-2 сориентировался по нему.

Комендант в это время с пассажиром подошел к самолету с другой стороны и тоже, увидев заходящий самолет (но не сразу заметив командира), побежал встречать его, при этом на ходу показав пассажиру рукой на самолет Як-12, не сомневаясь в том, что командир сидит в кабине, а когда увидел командира, обратно бегущего к своему самолету, было уже поздно.

Произошло вот что. Пассажир, довольно полная женщина, подошла к самолету. Дверь открыта, значит, можно садиться, и она забирается в пассажирский салон со стороны пилотского кресла. Однако с этой стороны стремянка не рассчитана для пассажира, никаких поручней там нет. Женщина поскользнулась на лестничной стремянке и падает прямо на сектор газа. Горячий двигатель сразу выходит на взлетный режим. Самолет на тормозах, но при рыхлом снеге тормоза лыж пустого самолета не удержат. Ульянов в это время находился в 30-40 метрах от своего самолета и смотрел на уже приземляющийся По-2. Услышав резкий рев мотора и оглянувшись назад, он увидел эту кошмарную картину.

Двигатель его самолета почему-то работает на взлетном режиме, сама машина в снежном вихре, а из двери торчат ноги человека. Одним прыжком он был около самолета, успел схватить женщину за ноги и вместе с ней упал на землю. Самолет разбегается, отрывается от земли легко и, набрав высоту по прямой 50-60 м, отвесно падает на землю. Причина такого "хорошего" взлета заключалась в том, что рули управления этого самолета на кратковременной стоянке фиксировались в нейтральном положении, близком к взлетному, к тому же самолет был почти пустой.

Ведомственная комиссия работу по расследованию этого случая закончила быстро. Особенно и расследовать-то было нечего. Все очевидцы, участники и свидетели были на месте, живы и здоровы. Главный "организатор", он же, как считала комиссия, главный виновник, Н. М. Ульянов рассказал все, как было. Грубого нарушения требований основных документов (инструкции), а также явной преступной халатности не обнаружено, но так называемый (как сейчас принято говорить) человеческий фактор, конечно, имеется. Иногда и этого достаточно, чтобы виновника наказать по всей строгости дисциплинарного Устава ГА. Понятие "несчастный случай" тогда воспринималось как либеральность, мягкосердечность и отсутствие требовательности. Многим чиновникам очень хотелось, чтобы их называли требовательными, строгими командирами, а один даже гордился репутацией "грозы" летчиков.

Некоторые из "судей" этого дела требовали строгого наказания виновника по Уставу ГА: снять с летной работы с изъятием пилотского свидетельства и передачей материалов в следственные органы, т.е. если даже суд вынесет решение, что данное дело уголовно ненаказуемо, летать все равно не разрешат. Была надежда на поддержку партийной организации, на ее ходатайство с учетом безупречной службы Ульянова, но некоторые коммунисты даже требовали исключения его из партии.

Только уже в горкоме партии поняли, что слишком перегибать палку не надо. В такой обстановке Н.М. Ульянов сам принял решение уволиться из системы Гражданской Авиации, но остаться в своем родном городе Семипалатинске. Года через два после этого события я уехал из Семипалатинска на учебу в ВАУ (высшее авиационное училище) в г. Ленинград, а после окончания учебы до 1971 года работал в Усть-Каменогорске на разных должностях, из них последние три года - командиром объединенного авиаотряда. В авиаотряде эксплуатировалось много типов самолетов и вертолетов (Ан-2, Ли-2, Ил-14 и Як-40, а также вертолеты Ми-1, Ми-2 и Ми-4), с которыми нередко случались разные летные и чрезвычайные происшествия.

Прошло еще несколько лет, я работал первым заместителем начальника Казахского управления ГА, и однажды приехал в Семипалатинскии авиаотряд по вопросу освоения новой техники и расширения материально-технической базы для приема самолетов Ил-62 и Ту-154. Такие серьезные вопросы обязательно согласовывались с партийными и советскими органами (обком, облисполком) на местах. Поэтому я с командиром авиаотряда сразу поехал к первому секретарю обкома партии Кеширимхану Бозтаеву, которого хорошо знал еще по Усть-Каменогорску.

Рассказал я ему о планах развития гражданской авиации в Казахстане, и подробнее - Семипалатинского авиаотряда. При беседе присутствовало несколько человек, работников обкома и облисполкома, и в конце нашего делового разговора Бозтаев пригласил нас на чашку чая. Продолжив уже в непринужденной обстановке, секретарь обкома говорил о важности воздушного транспорта для города и области, сказал, что предварительно был разговор на эту тему, и решили, что всеми авиационными делами непосредственно будет заниматься заместитель председателя облисполкома товарищ Ульянов Н.М. "Кстати, он бывший летчик, - заключил Кеширимхан бозтаев, - но он давно ушел из авиации, да не простая эта история. А сейчас ему и карты в руки, будет курировать авиацию области". Он, конечно, не знал, что я в то время работал в Семипалатинске и помню все детали того события. Мне пришлось признаться в этом и даже рассказать некоторые секреты той истории. В тот раз я не смог встретиться с Николаем Матвеевичем Ульяновым, он был в командировке в районах области.

Н. М. Ульянов много сделал для развития авиации в области и даже, уже будучи первым секретарем горкома партии, курировал строительство аэровокзала. Вообще, его продвижение по работе и по ступенькам партийно-советской карьеры было своего рода "взлетом". Но тот непредусмотренный взлет Ульянов помнил хорошо и всегда. В один из моих редких приездов в Семипалатинск мы встретились. Принял он меня тепло. Поговорили по душам. Конечно, вспомнили о событиях того времени. Интересно, что наши мнения и взгляды на многие события совпадали. Я знал, что Ульянову иногда приходится встречаться с теми, кто тогда сыграл определенную негативную роль в той истории. Но теперь отношения Н. М. Ульянова сними были официальные. Мне об этом говорили те же наши сослуживцы, для которых я уже был большим начальником, но мог встречаться с ними как со старыми товарищами. Они, конечно, понимали, что тогда перегнули палку, и в разговоре об этом искали какое-то оправдание: "Да, тогда мы перестарались, но ему (Ульянову. - Т. М.) надо было сказать, что он во всем виноват, подвел коллектив, готов нести любое наказание и было бы все нормально". Типичная логика того времени...
meteorolog
Участник
Online4.6
с окт 2005
Москва
Сообщений: 5266

Дата: 14 Мар 2020 19:01:18 #  
 Страница:  ««  1  2  3  4  5  6  7  8 

Создавать сообщения могут только зарегистрированные участники форума.
Войти в форум :: » Логин » Пароль
Начало
Средства связи, рации. Купить радиостанции Motorola, Yaesu, Vertex, приемники, антенны.
Время загрузки страницы (сек.): 0.035; miniBB ®